Снаряжение для туризма, альпинизма и активного отдыха

Корзина
пуста

Полезные статьи

Читать все статьи

История восхождений чемпионов в чемпионате России по альпинизму, класс - технический. Республика Ингушетия, 03-16 февраля 2020.

03.03.2020

Эта история – эпизод из жизни трех персонажей: Тёплого, Муравья и капитана Печеньки. И если про первых двух всё понятно, то капитан нашей сбродной был назначен старшим тренером Балезиным В. В. и характеризован как самый опытный. В последствии он дал понять, что опыт – это вовремя облегчиться на восхождении. Нет, что вы, я не о том, что вы там себе подумали! Наш капитан – он как дирижабль от ситуации к ситуации выкидывал то скальник, то якорь, то баул с вещами. Безвозвратные утраты снаряжения и инвентаря призывали укрепить морально-волевые качества боевого состава и овладеть техникой решения проблем минимальными средствами.

Я уже устал отвечать на пресловутый вопрос: «почему Печенька?» Да, я наградил нашего капитана прозвищем три года назад, но лучше об этом расскажет случай, а точнее, одна ситуация:

«Было в альплагере централизованное питание, и наш капитан, не знаю благодаря каким своим качествам, получал различные знаки внимания от повара Веры. Допустим, всем соленые огурцы, а Ратмиру одному – помидорка. Хотя он и не помогал на кухне в отличие от Тёплого, который раньше всех ставил чайник и растапливал печку в палатке столовой. Забавным было и то, что Ратмир соленые помидорки и не любил вовсе. А если рассматривать ситуацию в целом, то Печенька он потому и Печенька, потому что всем нравится. И я буду не я, если не припомню те ситуации с судейством, где он получал откровенные поблажки от судей (чемпионаты в скальном классе), в чем, я считаю, полностью вина судей. Тем временем мы с Тёплым начали обсуждать то, что теперь кэп с нами, и впервые подсуживать будут нам. Слава богу, до этого не дошло.

Сборы и подготовка к отъезду проходили стихийно: один раз мы даже сходили поитошить, и попробовать полежать в платформе. Не получив от этого мероприятия каких-то дополнительных навыков и умений, мы перетрясли снаряжение, понабрали, чего там не хватало, у старших товарищей (Денис Прокофьев, Олег Хвостенко) и отправились на Кавказ. Тёплый, надо заметить, подготовился лучше всех, приобретя перед поездкой для «своей семьи» маленький тряпочный домик (надеюсь не в ипотеку) и большую мультитопливную горелку. Также в этом выезде нашим спонсором выступил Арсений Рябинин, одолжив свои скальники 45 размера, кои ловко налазили с тремя теплыми носками как на меня, так и на Тёплого, доставляя ощущения ловкости и уверенности в себе.

В этот раз по приезду надо было решить три основные задачи: акклиматизироваться, разлазиться и сработаться до чемпионата. Техническим классом нас с Тёплым как малых детей пугали, а Печенька и вовсе выдумал себе присказку: «Это вам не Крым, б№ть».

 

 

Альплагерь в Ингушетии под массивами Гайкомд главный и Гайкомд центральный. Сейчас пики, а вместе с ними и лагерь, называются Кязи. Хотя местные утверждают, что названия для вершин старейшины до конца не выбрали, и возможны изменения в будущем.

Обычно солнечная, Ингушетия нас встретила всеми проявлениями погоды: по приезду шёл снег, потом было солнечно так, что всё высохло; был и сильный ветер, уносящий хозяйственные палатки в даль. Так, переживая метеокатаклизмы, мы разлаживались, акклиматизировались и привыкали к Капитану Печеньке, которого, когда он глядел в даль, периодически охватывали безысходность и молчаливый ступор. Иногда я пытался его подбодрить, но делал всё только хуже.

В альплагере мы жили со старшим тренером в небольшом, но самое главное тёплом за счёт электронагревателя вагончике. На двери комнаты была надпись — пункт психологического обеспечения. И когда капитан уводил нас на штурм горы, старшему тренеру Валерию Викторовичу не приходилось скучать. Он оказывал ту самую психологическую поддержку, попутно давая консультации и осуществляя техническое ведение по рации всем участникам чемпионата. Надо заметить, что его вклад в безаварийность мероприятия огромен!

Молодость и амбиции, а также сохранение тактического преимущества при выборе маршрутов во время соревнований погнали нас акклиматизироваться на первопроход. Забегая вперед скажу, что это не самая лёгкая 5Б в этом районе.

Из-за обильных снегопадов первые верёвки пришлось ИТОшить в кошках. После этим девайсом мы и вовсе пренебрегали для облегчения, как и многими другими штуками, которые тащили на первую гору. Да и все остальные верёвки в первый день лазанием не шлись, преобладало равномерное ИТО А2 до самой ночёвки. Тёплый в полдень меня сменил. Ещё с Красноярска одолевавшие меня сопли и кашель ни как не хотели проходить, и ребята относились ко мне как к запасному лидеру, что в общем меня не особо расстраивало. Вечером при установке платформы Печенька предрешил следующий день, выкинув скальник, и лидировать пришлось Тёплому. На массиве Кязи все маршруты названы по фамилии капитанов команд. Кэп, в свою очередь, с удовольствием давал консультации по своему маршруту, а команде Карелии даже четыре раза, невзирая на слегка дёргающийся глаз. Курьёз в том, что этот маршрут он не лазил.

Немного отдохнув в базовом лагере, Кэп для разлаза решил забежать маршрут «Горина» 5А. Этот маршрут по освещённой южной стене позволил нам оценить свою скорость и выработать тактику, от которой в последствии пришлось отказаться из-за выбора маршрута по жребию. То есть мы хотели сходить два лазовых маршрута, а пришлось брать один из сложнейших ИТОшных. Во второй раз поднявшись, специально решили переночевать на вершине в палатке для более успешной акклиматизации, на высоте 3170 м над уровнем моря. Спустившись и отдыхая перед стартом, мы помогали с устройством альплагеря, дружно возводя большие палатки. Однажды мы даже с Катанаевым и Вербицким (команда Красноярск-2) копали при помощи лома и лопаты глубокую яму там, где нас попросили. А на следующий день её и вовсе зарыли.

Для участия в чемпионате заявилось более 60 человек из различных регионов нашей необъятной страны. По формуле, описанной в положении, высчитываются баллы относительно двух факторов: сложности маршрута и скорости прохождения командой. Руководитель и тренер аж четырёх команд из Санкт-Петербурга тонко заметила ещё на брифинге, что маршруты 5А переоценены и приносят неоправданно много баллов. На данном массиве около 20-ти маршрутов. Естественно, что 19 команд разберут все, когда начнётся выбор маршрутов. Кто будет первый выбирать – определял жребий. В борьбу вступил фактор везения. Мы с Тёплым решили, что самый везучий из нас Печенька, он же и капитан, и обязан сидеть до конца брифинга. Уникальный случай, когда капитан одновременно является талисманом команды. Мы с Тёплым, прихватив с собой радиостанцию, и всё нужное на завтрашний день за исключением бивуака, пошли радостно под гору уже привычные 2,5 километра крутизной в 45 градусов. Не доходя до стены, кэп передал по рации, что жребий тянули девочки из других команд, и его пресловутое везение не получилось использовать.

Про девочек отдельная тема. Было среди участниц их две: Алёна в одной из команд Санкт-Петербурга и Надя – лидер команды Пермь. Алёну мы видели только на открытии. Представители северной столицы прятались в самой крайней палатке и редко выходили от туда. Что там происходило, можно было только придумывать, но на закрытие и награждение они Алёну не взяли, хотя она была в команде, занявшей второе место. Порой нам даже казалось, что они её съели.

Надя же была яркой представительницей, я думаю, всего женского альпинизма. Двигаясь лидером весь чемпионат, она уверенно тащила за собой двух больших бородатых дядек с добрыми глазами, которые искренне не понимали, что происходит. Шучу, понимали, конечно.

На самом деле по правилам этого праздника суровых людей, коим является чемпионат в техническом классе, нет различий на мужчин и женщин. Команды могут быть любого состава. Обычно участвуют команды по три человека: так проще, когда третий тащит еду, палатку, спальник и тёплые вещи. Но бывают и отважные двойки, работа которых в разы труднее, хотя при хорошей погоде благодаря скорости они могут конкурировать с командами из трёх человек. Возможны и команды по четыре человека, но это уже совсем редкое явление. Хотя такое явление мы наблюдали у команды Ставрополя. Эта бравая четвёрка выбрала маршрут 6А «Дмитриенко» и лезла его девять дней, продемонстрировав всем стойкость, упорство, морозостойкость, и то, что они могут рассчитать еды на девять дней.

«Двенадцатые», - сказал Печенька по рации. Я спросил, что осталось. Оставались 6А Жигалова и 6А Иванова. Не долго совещавшись, выбрали маршрут Жигалова.

Александр Жигалов, яркий представитель нашей красноярской сборной, помог нашим командам, предоставив исчерпывающее количество описаний и отчётов по этому району. Все они были структурированы и актуальны, за что огромное ему спасибище от всех нас!

Возвращаясь назад с подхода, Тёплый угрюмым голосом пару раз меня заверил, что лидировать завтра хочет он, и что надо сообщить об этом Печеньке, ещё с первого раза я понял, что спорить не стоит, и согласился с ним.

На следующий день туманом заволокло всю гору, где-то с криком «Лошаааадка!» бродил ежик, видимость была десять метров. Теплый стремительно прорывался вверх, в тех самых скальниках, периодически заглядывая в отфотографированное описание в телефоне. Мне было привычно работать вторым со своим напарником, капитан же путешествовал вверх на бауле. К пяти часам первого дня мы вылезли на полку по какой-то разрухе, видимость не улучшалась, и ушло ещё минут сорок на организацию нормальных станций в разрушенном рельефе и на то, чтобы собраться вместе. Пытаясь определить свое местонахождение на маршруте, мы наткнулись на немалое количество бутылок со льдом в небольшой пещере. В соответствии с описанием, бутылки эти были оставлены для следующих команд. Что с ними делать, мы так и не поняли. Было решено обходится без них. Зато мы выяснили, что за десять часов первого дня отработали две трети стены, и находимся в семи веревках от вершинного гребня. В турбо-режиме у Тёплого изрядно потрескалась кожа на пальцах, и Печенька решил лидерство взять на себя, аргументируя это тем, что по простой развальне двигается он быстрее. Утром первые две верёвки он действительно забежал, но потом нас притормозило ИТО А4 из описания, и дикие траверсы налево. Благодаря траверсам, мы не сыпали друг на друга, зато, как выяснилось, обильно посыпали команду Воронеж-1, двигавшуюся ниже на маршруте «Дорра». Судьи пытались нам сообщить об этом, но рация из-за большого перерыва предательски ушла в спящий режим. От камнепадов никто не пострадал. Во время остановки движения Воронежу-1 была дана отсечка, и это не повлияло на их результат. Оказавшись на гребне, необходимо было со всем снаряжением пройти 150 метров по уклону 45-50 градусов до вершины. Каждый раз тараканя наверх всё снаряжение, мы с «любовью» вспоминали команду Санкт-Петербурга за это рациональное предложение, тоскливо оглядываясь на спусковую тропу. Нашим результатом первых двух дней было 16 часов 13 минут. Из потерь один выкинутый скайхук, и один оставленный на траверсе якорь.

Со словами «надо было лезть за 12 часов, тогда бы не пришлось лезть второй маршрут» мы отправились вниз, разрабатывая по пути тактику, а тактика была несложной: послезавтра погодное окно закрывалось, и необходимо было срочно выходить на второй маршрут, чтобы пройти его в эти чудесные, как оказалось, +3°С. В приоритете стояла южная стена, и то где много простого лазания. Ещё в первые дни капитан заметил логичные участки южной экспозиции и говорил о том, как он хочет их пройти лазанием. Мы же с Тёплым утверждали, что это необходимо заслужить, поэтому иногда Печенька даже приносил нам чай в столовой.

Так, постаравшись отдохнуть за ночь, нам выпал шанс пройти вожделенную Печенькой линию. Конечно же, он лидировал, с улыбкой потерая руки, горели его глаза. Повезло то, что наш капитан был зажиточный и взял с собой не одну пару скальников.

Облегчившись от бивуака, мы намеревались пройти маршрут 5Б «Курочкина». Печенька стремительно бежал вверх. Первые полстены я даже успевал все распутывать и передавать снаряжение, Тёплый шёл третьим и разбирал станции. На одном участке, где камин больше напоминал внутренний угол, капитан решил проверить меня на ловкость и с криком «Лови!!!» с тридцати метров швырнул в меня якорь. Ловить такую подачу я не стал. Порекомендовав ему так не делать, потому что якоря кончатся быстрее, чем моя ловкость достигнет нужного уровня, мы двинулись дальше. По пути тренер в рацию напоминал о нашем медленном темпе, хотя веревки приходилось перебирать и вовсе без остановки. Были моменты, что я представлял себя миксером, без конца накручивающим эту разноцветную вермишель. Верхний участок был особенно суров в этом плане: скалы выположились, лидер двигался всё быстрее. Я с трудом справлялся и, напоследок, верёвками и кулём который я зачем-то придумал забрать, даже спустил пару камней мимо Тёплого, хотя до этого я радовался своей смекалке, когда на одном из участков передал страховку первого третьему, а сам тем временем вынимал точки из-под неудобного нависания и спрямлял перила. Вот так бегом за шесть с небольшим часов мы добрались до гребня. От конца этого маршрута по той же сыпухе более 200 метров ещё предстояло дойти до вершины со всем снаряжением. Были моменты, когда из-за беготни идти я не мог, но я вспомнил, что я могу лезть, и я лез по склону. Думаю, что выглядело это так, будто бы я ползу.

На следующий день пошёл снег, и метель залепила всю гору. План минимум был выполнен: наша команда прошла в рамках соревнований два нехоженных для себя маршрута, установив на них рекорды скорости прохождения. Со значительным отрывом по баллам от других команд мы победили в Чемпионате России, хотя по логике он должен быть выше, просто маршруты 5А стоили неоправданно много, и борьба за 2 и 3 места была на этих маршрутах. Успели наобщаться в дни непогоды с другими командами, повидать старых добрых друзей.

И в принципе все бы хорошо, только я не полазил. Четыре дня я слонялся по лагерю, присматривая самый сложный маршрут на стене. В предыдущие годы с него сошли такие известные команды под руководством Е. Дмитриенко и А. Сыщикова. По рассказам Жеки Дмитриенко, там был сильно разрушенный офвид. Я, клянча снаряжение у других команд, обзаведясь двумя шестыми камалотами и пробойником, также выпилил буковую деревянную закладку из доски. Затем мы забросились под маршрут. Сказать, что было трудно – не сказать ничего. Три верёвки я лез весь день, зачищая фифой и молотком места под закладки, а они всё равно без нагрузки продолжали выпадать из щелей. Пройдя первые тридцать метров, я без раздумий начал колотить станцию на шлямбурах, так как заложил на участок всё, что у меня было. В трухлявом рельефе дырки под анкера делались довольно быстро, и даже казалось, что вот-вот нас уже ждёт успех. Капитан в то время топтал площадку или спал на рюкзаке. Мы даже отправляли его пообедать, но он оставался с нами. Второй участок был жёстче первого: можно было поставить только 6-е и 5-е камалоты, предварительно очистив щель. Иногда попадались раковинки под якорь, но чаще я, просто уходя на 6-7 метров, колотил шлямбур или съёмник. Так я чувствовал себя очень комфортно, но было это весьма дискретно. Пройдя в первый день около 100 м стены, было решено спуститься в базовый лагерь и там нормально поспать.

Остальные участки последних двух дней включали в себя все разнообразие ИТО приключений. Градус стены около 90 не мог не радовать. Я даже надевал те самые скальники, чтобы лезть, но лезть было негде. Так отработав около 19 участков к последней ночёвке, капитан решил, что пора облегчаться и при установке платформы швырнул баул вниз, а в бауле оказались необходимые карематы и спальник. Ночь мы проводили незабываемо: постелив веревки и сидя на корточках, каждый час оттирали ноги, дабы не получить обморожение, кипятили чаёк и точили провиант. Съев последнее к пяти утра, скоротав к тому времени 8 часов, было принято решение двигаться вверх, Тёплый решил лидировать, так как значительно похолодало, а на страховке он мёрз. Мы же с капитаном в надежде, что до гребня 7-8 участков, работали следом. Ночью было минус 17, и выпал снег. Как и на маршруте Жигалова, здесь нас ожидал разрушенный пояс. Принимая на себя пылевые лавины и отработав 11 участков, мы дружно выбрались на гребень к четырём часам дня. Были предложения не ходить на вершину, а сразу же пойти вниз, но вершина оказалась недалеко, и мы всё же посетили её.

 

  

 

Спустившись вниз, мы провели световую часть дня в поисках утраченного баула, но так его и не обнаружили.

Награждение проходило в гостинице курорта Армхи и, как по мне, больше напоминало кавказскую свадьбу. Мы как случайные гости поели там. Тамада сыграл пару песен, и мы разошлись. Организаторы уверяли, что сделано это было для того, чтобы участники команд пообщались. Как будто мы не наобщались за 15 дней чемпионата + дни заезда. Мы же считаем, что лучше бы они дали призы. Но призов не было, и ребята расстроились.

В остальном поездка была чудесная. Огромное спасибо нашей Краевой федерации альпинизма, Академии зимних видов спорта, магазину «Лавина» компании ВЕНТО, Дмитриенко Евгению за якоря.

И ряду отдельных личностей: Балезину В. В. за всю организацию сборов, Красову Игорю за боты, Полунину Владу за дополнительный камалот и пару курток, Арсению Рябинину за скальники, Прокофьеву Денису за джетбойл и улетевший трехместный спальник, Хвостенко Олегу за платформу, Пешкину Александру за верёвку. А так же команде города Перь за 6-й камалот, и команде Бурятии за 5 и 6 камалоты, Вербицкому Александру за пробойник. Альплагерю Кязи за радушный прием, Жигалову Александру за описания маршрутов.

PS: Теплых в рацию в третий день на стене:

- Егор, мне кажется, Печенька начал сходить с ума.

я: - Ударь его…

 

Герои событий:

Печенька - Мухаметзянов Ратмир (кэп);

Тёплый - Михаил Теплых;

Муравей - Егор Матвеенко.

 

 

#чемпионатрф #техкласс2020 #ингушетияальпинизм #lavinashopkrsk #vento_msk #vento #скальныйкласс #альпинизм #столбы #lavina_story #техкласс #соревнования #егорматвеенко #спортивныйкрасноярск